Публикация

Содействие инклюзивному росту и социальной сплочённости – Европа

Публикация

Содействие инклюзивному росту и социальной сплочённости – Европа

Системы социального обеспечения европейского региона накопили определённый опыт в содействии инклюзивному росту и социальной сплочённости. В дополнение к социальному страхованию работников системы социального обеспечения, как правило, уделяют внимание проблемам бедности, обусловленной низким уровнем доходов, и устраняют её первопричины благодаря финансированию денежных выплат и социальной помощи за счёт налоговых поступлений. Подход к социальной защите, в котором учитываются условия на протяжении всей жизни, является приоритетным, особенно для всеобъемлющих систем в странах региона. Как правило, социальная защита в Европе не только смягчает риски, возникающие с момента рождения до вступления на рынок труда, но и в периоды трудовой деятельности, безработицы и нетрудоспособности, а также в периоды, когда работать больше нет возможности.

Большинство программ в странах региона, основанных на взносах и не предусматривающих уплату взносов, доказало свою надёжность. До пандемии COVID-19 социальные расходы в странах региона (за исключением здравоохранения) в пересчёте на ВВП составляли в среднем 16.5% (ILO, 2017). Меры, принятые в ответ на пандемию, в том числе новые пособия для работников, иждивенцев и уязвимых групп, а также субсидирование заработной платы и повышение размера пособий, привели к увеличению расходов (ILO, 2021a).

Перед системами социального обеспечения в странах региона стоят сложные задачи, в том числе как оптимально повысить соразмерность пособий, финансовую устойчивость, масштаб и охвата систем. Неформальная занятость, бедность и усугубляющееся неравенство, равно как и потребности всех уязвимых групп, требуют адресных мер реагирования.

Медицинские и социально-экономические последствия пандемии осложняют проведение последовательной политики в условиях глобализации, старения населения, изменения климата, развития технологий и изменений на рынках труда. Будучи надёжными партнёрами государственных органов, содействующими экономическому развитию и восстановлению, организации социального обеспечения в странах региона успешно справляются с задачей обеспечения инклюзивного роста и социальной сплочённости.

Основные тезисы

  • Расширение экономических прав и возможностей, т.е. укрепление способности людей самим удовлетворять свои потребности и заботиться о собственном благополучии, является фундаментальной концепцией в любом определении инклюзивности и социальной сплочённости. Именно благодаря расширению экономических прав и возможностей социальное обеспечение открывает широкие пути к инклюзивному росту и социальной сплочённости. Воздействие социального обеспечения на спрос и предложение проявляется в расширении экономических возможностей населения.
  • Социальное обеспечение является одним из ключевых инструментов политики, позволяющих осуществлять более широкую стратегию обеспечения инклюзивности и социальной сплочённости. В этом отношении важна синергия мер, принимаемых в сфере политики. Примеры таких стран, как Мальта и Ирландия, демонстрируют результативность эффективной координации и интеграции между организациями и социальными партнёрами.
  • Подход к социальному обеспечению, учитывающий условия на протяжении всей жизни, помогает людям постоянно открывать для себя новые возможности для укрепления финансовой стабильности и повышения социальной мобильности. Чтобы разорвать путы межпоколенческой бедности, необходимо устранить факторы уязвимости, которые начинаются ещё в младенчестве и продолжаются в детском, юношеском и трудоспособном возрасте вплоть до старости.
  • Молодёжь сталкивается с множеством проблем во время перехода от учёбы к трудовой деятельности. Экономический спад, вызванный пандемией, усугубил нехватку рабочих мест. Активная политика на рынке труда и в сфере занятости является ключом к тому, чтобы помочь молодым людям в успешном трудоустройстве и получении достойной работы.
  • Возможности занятости молодых работников в экономике цифровых платформ расширились. Тем не менее споры, касающиеся юридического статуса занятости многих работников экономики цифровых платформ, подчёркивают наличие проблемы, когда работников могут лишать полноценных прав на охрану труда и социальное обеспечение.
  • Международные соглашения о социальном обеспечении помогают защитить права трудовых мигрантов и их семей. Некоторые страны региона предприняли односторонние действия для защиты прав трудовых мигрантов, не имеющих постоянного статуса. Подобная деятельность должна сопровождаться коммуникационно- информационными кампаниями, чтобы мигранты не боялись обращаться за помощью и чтобы добиться признания и поддержки со стороны местного населения.

Факты и тенденции

Факты и тенденции
Уровень безработицы и бедности
Уровни неформальности
Уязвимые группы: женщины, работники с экономически рискованными работами и стажеры.

Социальное обеспечение, инклюзивность и сплочённость общества

Эффективность социального обеспечения как политического инструмента экономического развития и инклюзивного роста основывается на его особой способности воздействовать на обе стороны экономики. С одной стороны, воздействие на спрос происходит мгновенно в результате мультипликационного эффекта на доходы населения, вызываемого расходами на социальное обеспечение. Со стороны предложения эффект может быть не столь очевидным, поскольку он, в сущности, является отдачей от инвестиций страны в развитие людских ресурсов. Так, социальные инвестиции, направленные на преодоление бедности посредством образования и наращивания профессионального потенциала населения, могут окупиться не сразу, хотя их результаты могут быть более устойчивыми, так как приобретённые навыки, скорее всего, повысят стабильность доходов и социальную мобильность в будущем. Таким образом, социальное обеспечение расширяет права и возможности населения, будь то со стороны спроса или со стороны предложения.

Расширение экономических прав и возможностей, т.е. укрепление способности людей самим удовлетворять свои потребности и заботиться о собственном благополучии, является фундаментальной концепций в любом определении инклюзивности и социальной сплочённости. Лицам, лишённым экономических прав и возможностей, трудно чувствовать себя частью общества. Забота, создание условий и поддержка производительного потенциала людей на протяжении всей жизни – это инвестиция в их экономические права и возможности, которые, в свою очередь, открывают широкие пути к инклюзивности и социальной сплочённости.

Выстраивая деятельность на традиционных, основанных на взносах программах, которые являются главным источником финансирования социального обеспечения и регулируют отношения между работодателем и работником, организации социального обеспечения также осуществляют освобождённые от взносов программы, направленные на устранение бедности и её коренных причин. Хотя программы социальной помощи для борьбы с бедностью уже давно признаны важной частью многокомпонентных систем социального обеспечения, современные парадигмы развития также подчёркивают их роль как инструмента, позволяющего преодолевать бедность, предотвращать возвращение в состояние бедности и, со временем, искоренять межпоколенческую бедность.

Со сдвигом парадигмы мы вынуждены признать, в том числе, и то, что неблагоприятные условия, в которых рождаются дети, как правило, усугубляются на протяжении жизни. Поэтому проблемы неравенства и уязвимости необходимо решать с самого раннего возраста. Всеобъемлющие системы социальной защиты в странах региона отражают подход, в котором учитываются условия на протяжении всей жизни, и, как таковые, они направлены на устранение известных рисков на разных этапах жизни, а именно до рождения, в младенчестве, детстве, подростковом, юношеском, взрослом (трудоспособном) и пожилом возрасте.

Несмотря на то что в регионе можно наблюдать значительные различия в охвате социальной защитой, фактический охват таких программ (за исключением здравоохранения) в регионе достигает высокого уровня: 83.9% населения имеют право как минимум на одно социальное пособие. Системами социальной помощи охвачены две трети уязвимых лиц, в число которых входят все дети, все взрослые, не участвующие в основанных на взносах программах, а также лица, достигшие пенсионного возраста, которые не участвуют в предусматривающих уплату взносов пенсионных программах (ILO, 2017, pp. 158‑163).

Как будет отмечено ниже, ряд инноваций в области социального обеспечения помогает повышать инклюзивность европейского региона для детей, молодёжи, трудовых мигрантов, неформальных работников и трудоспособных взрослых.

Инвестиции в будущее детей в уязвимом положении

Чтобы покончить с межпоколенческой бедностью, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) рекомендует странам разрабатывать и развивать стратегии, приоритетами которых являются удовлетворение потребностей детей, находящихся в уязвимом положении, и помощь в преодолении трудностей на раннем этапе жизни. Уязвимость детей объясняется множеством коренных причин, некоторые из которых можно отнести к индивидуальным факторам (инвалидности, психическому нездоровью, иммиграции, дурному обращению, нестабильной домашней обстановке), семейным факторам (материальным лишениям, недостаточному уровню родительских навыков воспитания и образования детей, семейному стрессу и насилию) и общественным факторам, связанным с условиями в школе и по месту жительства (OECD, 2019, pp. 19–22). По оценкам ОЭСР, если не устранить эти неблагоприятные условия, может понадобиться от четырёх до пяти поколений, или до 150 лет, прежде чем дети, рождающиеся в семьях с низким уровнем доходов, смогут поднять свои заработки до среднего уровня доходов в стране (OECD, 2018).

Развитие образования и улучшение его результатов является залогом расширения экономических возможностей малозащищённых детей (OECD, 2019). Одним из примеров служит Шотландия, где с 2014 года дети из неблагополучных семей в возрасте от 2 до 4 лет имеют право на бесплатное воспитание и уход по 16 часов в неделю (600 часов в год), т.е. выше бесплатной нормы (около 12 часов в неделю). В Нидерландах для детей из неблагополучных семей в возрасте 3–4 лет открыты целевые программы в детских садах и игровых группах. В Норвегии приём детей младшего возраста в учебные заведения и детские сады расширился после того, как неблагополучным семьям был предоставлен ряд стимулов, в том числе ограничение ежегодной платы не выше 6% семейного дохода (OECD, 2019).

Во Франции Национальный фонд семейных пособий (Caisse nationale d’allocations familiales – CNAF) помогает семьям беженцев интегрироваться в общество и преодолевать культурные барьеры, предоставляя им доступ к детским дошкольным заведениям, внешкольным образовательным учреждениям, социально-культурным центрам и программам поддержки родителей (France, CNAF, 2019). Кроме того, CNAF недавно создал новый веб-сайт «Birth pathway» с полным объёмом информации о доступных услугах и льготах, на которые имеют право будущие родители начиная с третьего месяца беременности до трёх лет после рождения ребёнка (France, CNAF, 2020). Для упрощения административных процедур веб-сайт сопряжён со всеми партнёрскими организациями социальной защиты во Франции, включая Фонд семейных пособий (Caisse d’allocations familiales – CAF), Фонд первичного медицинского страхования (Caisse primaire d’assurance maladie – CPAM) и Центр занятости (Pôle emploi).

Государственный фонд социального страхования Казахстана использует государственную программу «Цифровой Казахстан», призванную проактивно (а не реактивно) информировать участников об услугах по уходу за детьми, пособиях по беременности и родам, пособиях на усыновление новорождённых и уходу за ребёнком до одного года (Kazakhstan, SSIF, 2018). Согласно новому законодательству Монако самозанятым работникам начиная с 2020 года предоставляется право на получение тех же семейных пособий, которыми пользуются наёмные работники (Monaco, SSF, 2020). В 2019 году Организация социального обеспечения Турция развернула программы EDU-CARE (Turkey, SSI, 2019a) и INST-CARE (Turkey, SSI, 2019b), которые предусматривают воспитание и уход за детьми младшего возраста, позволяя женщинам с малолетними детьми продолжать трудовую деятельность.

Переход от учёбы к трудовой деятельностИ

В течение нескольких лет уровни безработицы и занятости среди молодёжи (молодых работников в возрасте от 15 до 24 лет) являются причиной беспокойства.

В одном из опросов о переходе от школьной учёбы к трудовой деятельности молодые работники в возрасте от 15 до 29 лет определили пять основных причин трудных поисков работы – i) отсутствие доступных вакансий на местах, ii) незнание того, как и где искать работу, iii) невозможность найти подходящую работу, iv) безуспешные поиски работы и v) слишком юный возраст, чтобы быть принятым на работу (Elder and Kring, 2021).

Результаты опроса подчёркивают, какую важную роль играют службы занятости. Их деятельность должна быть согласованной и взаимосвязанной с политикой в области образования и занятости, а также с системами социального обеспечения. Последние должны содействовать образованию и профессиональной подготовке, а также обеспечивать социальную защиту работников.

Меры, способствующие переходу от учёбы к трудовой деятельности, могут включать обучение профессии или сочетание занятий в классе и практического обучения, а также поддержку молодёжного предпринимательства и самозанятости.

Системы ученичества

На рынках труда Австрии, Германии и Швейцарии прочно укоренились традиции программ ученичества. Они позволяют молодым работникам и работодателям из частного и государственного сектора найти друг друга, а стажа ученичества, как правило, достаточно для приобретения учащимся профессиональных навыков.

Что касается участия организаций социального обеспечения, Национальный институт страхования от производственного травматизма Италии (Istituto Nazionale per l’Assicurazione contro gli Infortuni sul Lavoro – INAIL) оказывает поддержку участникам программ ученичества, предоставляя им доступ к платформе электронного обучения «Studiare il Lavoro». Используя примеры из практики, интерактивные видеоигры и анимационные ролики, учащиеся в возрасте от 15 до 18 лет изучают важные вопросы, касающиеся безопасности и гигиены труда (Italy, INAIL, 2018)

Молодёжное предпринимательство и самозанятость

Ещё один вариант для молодых людей заняться приносящей доход деятельностью – это открытие бизнеса в качестве предпринимателя или самозанятого работника. Поддержка на уровне мер в сфере политики включает доступ к финансовым услугам и обучению на протяжении всей жизни для усвоения необходимых навыков, в том числе технических и профессиональных (Weidenkaff and Witte, 2021). Цель состоит в том, чтобы предоставить стартапам доступ к профессиональным компетенциям, знаниям, финансам, рынкам и сетям, что, в свою очередь, позволит им создавать рабочие места для молодых работников – своих сверстников.

Всё больше молодых людей обращаются к цифровым платформам, часто из-за ограниченных возможностей найти достойно оплачиваемую работу по найму. По данным опроса 2016-17 годов, в среднем 4.9% молодых работников в Австрии, Германии, Италии, Нидерландах, Швеции, Швейцарии и Соединённом Королевстве были заняты на цифровых платформах (Pinedo Caro, O’Higgins, and Berg, 2021).

Во всех странах региона статус работников на рынке труда в экономике цифровых платформ складывается из сложной совокупности юридических вопросов. Типичная юридическая проблема связана с определением того, являются ли работники цифровых платформ самозанятыми или наёмными. Это различие имеет большое значение, так как статус занятости определяет права работников, в том числе доступ к социальному обеспечению. Хотя растущая экономика цифровых платформ предоставляет новые возможности занятости, работа на них остаётся нестабильной, заработная плата низкой и негарантированной, а доступ работников к услугам в области безопасности и гигиены труда (БГТ) и социальной защите ограниченным.

В преддверии выхода из кризиса COVID-2021 одной из первостепенных задач является повышение согласованности мер, нацеленных на укрепление рынка труда и прав на социальную защиту работников экономики цифровых платформ (ILO, XNUMXb).

Социальная интеграция трудовых мигрантов

По оценкам, в мире насчитывается 169 млн международных трудовых мигрантов, из которых 63.8 млн человек, или 37.7%, работают в регионе Европы (ILO, 2021c).

Двусторонние и многосторонние соглашения о социальном обеспечении являются одним из наиболее эффективных средств распространения социальной защиты на трудовых мигрантов. Регламент ЕС № 883/2004 является крупнейшим многосторонним соглашением о социальном обеспечении в регионе и применяется в 31 стране – в 27 странах ЕС, в трёх странах Европейской экономической зоны и в Швейцарии (ISSA, 2022).

Многие страны Европы распространяют социальную защиту на трудовых мигрантов, не имеющих постоянного статуса (ILO, 2021d, pp. 165–168). Согласно определению Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей мигранты, не имеющие постоянного статуса, – это лица, которые не «получили разрешение на въезд, пребывание и оплачиваемую деятельность в государстве работы по найму в соответствии с законодательством этого государства и международными соглашениями, участником которых это государство является».

В список стран, предпринявших в этом отношении односторонние действия, входят:

  • Бельгия, где мигранты, не имеющие постоянного статуса, имеют право на неотложную медицинскую помощь, если они проживают на территории, обслуживаемой государственным центром социальной помощи, и/ или не имеют собственных финансовых средств для оплаты медицинских услуг.
  • Кипр, где инспекторы труда в случае обнаружения незарегистрированных или не имеющих постоянного статуса работников требуют от работодателей зарегистрировать их в программе социального страхования, которая распространяется на всех, кто работает по найму в стране.
  • Франция, где трудовые мигранты, не имеющие постоянного статуса, имеют право на получение государственной медицинской помощи (Aide médicale d’Etat – AME) вплоть до покрытия 100% их расходов на медицинское обслуживание при условии, что они непрерывно проживали во Франции не менее трёх месяцев и что их денежные доходы ниже определённого порогового значения.
  • Германия, где для трудовых мигрантов, не имеющих постоянного статуса, доступна неотложная медицинская помощь, и где они могут ходатайствовать о возмещении расходов, не опасаясь выдачи миграционным службам или депортации, так как эта процедура является конфиденциальной.
  • Португалия, где мигранты, не имеющие постоянного статуса и не способные подтвердить факт проживания в Португалии в течение более 90 дней, тем не менее имеют право на бесплатное получение определённых медицинских услуг, включая неотложную медицинскую помощь, сопровождение беременности и родов, услуги педиатра, лечение ряда инфекционных заболеваний, таких как ВИЧ/СПИД и туберкулёз, а также иммунизацию.
  • Швеция, где законодательство о здравоохранении и медицинском обслуживании лиц без необходимого разрешения предоставляет им право на медицинское обслуживание.
  • Швейцария, где охват трудовых мигрантов основывается не на их юридическом статусе, а на обязательстве встать на учёт в системе социального страхования.

Неформальные работники и трудоспособные взрослые

Неформальная занятость

В регионе в значительной степени развита неформальная экономика. По оценкам, четверть (25.1%) занятого населения в странах региона работает в неформальном секторе. Без учёта сельскохозяйственного сектора их число сокращается до одной пятой (20.9%). При этом присутствуют значительные различия по субрегионам. В северной, южной и западной частях Европы на неформальную экономику приходится 14.3% работающего населения, в Восточной Европе 31.5% и в Центральной и Западной Азии 43.4%. Доля неформальной занятости выше всего в Таджикистане (74.8%), Албании (61%) и Армении (52.1%), в то время как в странах Северной Европы, а также в Эстонии, Люксембурге, Мальте и Словении этот показатель выражается однозначным числом (ILO, 2018).

Зависимость от пособий

Органы, ответственные за денежные выплаты и программы, не основанные на взносах, часто обращают внимание на риск возникновения зависимости от пособий, особенно социальных выплат. С такой проблемой столкнулось Министерство по делам семьи, защите прав ребёнка и социальной солидарности Мальты. При разработке мер в области политики высказывалось опасение, что программы социальной помощи в стране поощряют иждивенчество от системы социального обеспечения, препятствуют трудоустройству и создают так называемую «ловушку из пособий».

В 2014 году правительство Мальты в рамках программы «Making work pay» приступило к реализации целого ряда мер активной политики на рынка труда, направленных на повышение квалификации участников программы в течение трёх лет, предоставление им работы и поощрение их возвращения на рынок труда при поддержке работодателей частного сектора. Программа помогла Мальте успешно сократить зависимость от пособий, расширить занятость, уменьшить уровень бедности и повысить инклюзивность.

Поддержка занятости трудоспособных взрослых

Мировой финансовый кризис 2007-08 годов и последовавший за ним экономический спад вызвали рост безработицы в Ирландии в период с 300 по 2008 год на 2012%. Службы социальной защиты и занятости находились в ведении трёх отдельных крупных организаций, что приводило к фрагментации обслуживания. Решением проблемы стала централизация административной ответственности в Министерстве социальной защиты (Department of Social Protection – DSP), под эгидой которого стали действовать две другие организации. Социальное обеспечение и услуги по трудоустройству предоставлялись через общедоступные службы одного окна в центре «Intreo» (Ireland, DSP, 35). Время обработки операций сократилось с трёх недель примерно до трёх дней. Срок предоставления услуг службами занятости сократился как минимум с трёх месяцев примерно до двух недель. Показатель перехода от кратковременной к длительной безработице сократился с 26% до 25%. Показатель прекращения выплат пособий по длительной безработице увеличился с 44% до XNUMX%.

Объединение системы социальной защиты и службы занятости позволило лучше увязать выплату пособий безработным с важной задачей оказания им помощи в поисках работы и использовании других экономических возможностей. Таким образом, транзакционные услуги, первоначально предоставляемые тремя организациями (обработка заявок и платежи), были преобразованы в более проактивное и эффективное управление индивидуальными счетами. Повышение эффективности, достигнутое благодаря централизации обслуживания в DSP, показывает, чтó может быть достигнуто благодаря согласованию организациями своих программ и мер в области политики. Выявление и реализация синергий – в данном случае между системой социальной защиты и службами занятости – улучшает и максимально повышает результаты деятельности систем социального обеспечения.

Передовая практика

Мальта: программа <em>Making work pay</em>

В 2014 году правительство Мальты развернуло программу <em>Making work pay</em>, с тем чтобы снизить зависимость населения от социального обеспечения, увеличить число застрахованных работников и стимулировать рост экономики. На рынке труда проводится последовательная активная политика, стимулирующая возвращение к трудовой деятельности экономически неактивных и безработных лиц; в рамках программы выплачиваются пособия по месту работы, обеспечивается бесплатный уход за детьми работающих и учащихся родителей, а также уход за учениками начальных классов до и после занятий. Особенно важно то, что размер пособий постепенно сокращается в течение трёх лет, чтобы бенефициары программы могли постепенно избавиться от зависимости в виде социальной помощи. Кроме того:

  • Чтобы стимулировать второго родителя (обычно мать) к трудоустройству , семьям с двумя кормильцами предоставляется пособие в большем размере, чем семьям с одним кормильцем.
  • Бесплатные услуги детских садов и внешкольного ухода за малолетними детьми призваны помочь матерям работать полный рабочий день.
  • Министерство по делам семьи, правам ребёнка и социальной солидарности координирует свои действия с работодателями частного сектора, обеспечивая приём на работу участников программы.
  • Социальные пособия постепенно уменьшаются в течение трёх лет с 65% до 45% и затем до 25%. Идея состоит в том, чтобы мотивировать участников программы.
  • В течение трёх лет работодателям частного сектора предоставляется 25% социальные пособия, чтобы помочь им с профессиональным обучением участников программы.
  • В течение этого периода министерство последовательно накапливает средства, эквивалентные 10%, 30%, а затем и 50% расходов на социальную помощь, которые затем перенаправляются службам занятости, программам профессиональной подготовки и другим программам по борьбе с бедностью.

Источник: ISSA (2022).

Турция: реализация программы <em>Transition to Formality</em>

Кризис сирийских беженцев, который был спровоцирован конфликтом, начавшимся в 2011 году, изначально рассматривался как чрезвычайная гуманитарная ситуация. С тех пор массовая миграция сирийцев в соседние страны создала новые вызовы с точки зрения их интеграции и обустройства, а также разделения ответственности за предоставление им помощи. В связи с этим в Турции была инициирована программа <em>Transition to Formality</em> (TFP).

Её цель состоит в том, чтобы способствовать формальной занятости так называемых «сирийцев, находящихся под временной защитой» (Syrians Under Temporary Protection – SUTP), которые бежали в Турцию от конфликта в Сирии, и предоставлять им достойную работу в принимающих сообществах. Программа открыта и для граждан Турции. На практике в её рамках финансовая поддержка оказывается работодателям, нанимающим беженцев SUTP и граждан Турции. Работодатели от имени беженцев обращаются за разрешениями на работу в Турции. Программа TFP предусматривает возмещение работодателям сборов на разрешения на работу и взносов на социальное обеспечение бенефициаров TFP в течение шести месяцев после подтверждения факта их трудоустройства Организацией социального обеспечения.

Программа TFP содействует развитию культуры формальной занятости и поощряет работодателей исполнять свои обязательства по социальному обеспечению. Она поэтапно вводится в провинциях Турции начиная с 2019 года.

Источник: ISSA (2022).

Библиография

Elder, S.; Kring, S. A. 2021. “Young and female – A double strike?”, in J. Chacaltana and S. Dasgupta (eds), Is the future ready for youth? Youth employment policies for evolving labour markets. Geneva, International Labour Office.

Eurostat. 2021c. Unemployment statistics. Luxembourg.

Eurostat. 2021d. Living conditions in Europe – Poverty and social exclusion. Luxembourg.

Iha, S. 2022. Global overview of international social security agreements. Geneva, International Social Security Association.

ILO. 2017. World Social protection report, 2017–2019: Universal social protection to achieve the Sustainable Development Goals. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2018. Women and men in the informal economy: A statistical picture (Third edition). Geneva, International Labour Office.

ILO. 2020a. Overview of the informal economy in the European Union. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2020b. ILO Monitor: COVID-19 and the world of work (Fourth edition): Updated estimates and analysis. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2021a. ILO social protection dashboards. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2021b. Non-standard forms of employment in selected countries in Central and Eastern Europe – A critical glance into regulation and implementation. Budapest, ILO Decent Work Technical Support Team and Country Office for Central and Eastern Europe.

ILO. 2021c. ILO global estimates on international migrant workers – Results and methodology. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2021d. Extending social protection to migrant workers, refugees and their families: A guide for policymakers and practitioners. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2021e. ILO Monitor: COVID-19 and the world of work (Seventh edition): Updated estimates and analysis. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2021f. World Social Protection Report 2020–22: Social protection at the crossroads – in pursuit of a better future. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2021g. ILOSTAT: Data. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2021h. ILO Monitor: COVID-19 and the world of work (Eighth edition): Updated estimates and analysis. Geneva, International Labour Office.

ILO. 2021i. Building forward fairer: Women’s rights to work and at work at the core of the COVID-19 recovery. Geneva, International Labour Office.

ILO; UNESCO; World Bank. 2020. ILO-UNESCO-WBG joint survey on Technical and Vocational Education and Training (TVET) and skills development during the time of COVID-19. Geneva, International Labour Office; Paris, UNESCO; Washington, World Bank.

ISSA. 2022. ISSA Database of good practices. Geneva, International Social Security Association.

OECD. 2018. A broken social elevator? How to promote social mobility. Paris, Organisation for Economic Co-operation and Development.

OECD. 2019. Changing the odds for vulnerable children: Building opportunities and resilience. Paris, Organisation for Economic Co-operation and Development.

OECD. 2021b. Youth unemployment rate. Paris, Organisation for Economic Co-operation and Development.

Pinedo Caro, L.; O’Higgins, N.; Berg, J. 2021. “Young people and the gig economy”, in J. Chacaltana and S. Dasgupta (eds), Is the future ready for youth? Youth employment policies for evolving labour markets. Geneva, International Labour Office.

Weidenkaff, F.; Witte, M. 2021. “From school to business: Policy support to youth entrepreneurship and self-employment”, in J. Chacaltana and S. Dasgupta (eds), Is the future ready for youth? Youth employment policies for evolving labour markets. Geneva, International Labour Office.

World Bank. 2021. GDP per capita growth (annual %) – OECD members. Washington, DC.